Проекты расширения музея

18 апреля 2012.

В номинации «Реконструкция и реставрация» конкурса Союза архитекторов Башкирии победил проект реконструкции Башкирского государственного художественного музея им. М. В. Нестерова. И… вызвал резкое неприятие у многих специалистов и рядовых уфимцев.

 

  Авторский коллектив кафедры архитектуры УГНТУ (Р. Баймуратов, Ю. Расулева, Е. Фаворская).Диплом СА РБ за «Лучший проект 2002 года» в номинации «Реконструкция».

 

Авторский коллектив архитектурной мастерской С. Рябова.Диплом СА РБ «За лучший проект 2003 года».

Здание фондохранилища, спроектированное в стиле хай-тек Ильясом Дусеевым, Ксенией Бирюковой и Кириллом Андриановым из института «Башкиргражданпроект» (мы уже сообщали о нём в публикации «Город из стекла и пластика» о лучших проектах прошлого года – см. «АиФ - Башкортостан», №12), резко контрастирует с главным зданием музея – двухэтажным особняком купца М. А. Лаптева, построенным в стиле модерн. На сегодня это один из немногих в Уфе памятников истории и культуры дореволюционной постройки. Вместе с прилегающей территорией он представляет собой образец русской усадьбы начала ХХ века, коих в городе сохранилось только два (второй - Мемориальный дом-музей С. Т. Аксакова). Не испортило купеческое гнездо и пристроенное к нему в 1986 году здание фондохранилища: содержащиеся в нём элементы классицизма, подпитавшего в свое время модерн, позволили достаточно органично вписаться в архитектурный ансамбль особняка.

Проект нового фондохранилища - не первый в истории несостоявшихся реконструкций. Музей им. М. В. Нестерова не один год попадал в Республиканскую адресную инвестиционную программу, архитекторы предлагали свое видение обновленного музейного комплекса (см. фото), но планы оставались на бумаге из-за нехватки денег. В прошлом году по поручению президента республики Рустэма Хамитова Министерство культуры РБ и музей им. М. В. Нестерова разработали программу юбилейных мероприятий, посвященных 150-летию со дня рождения выдающегося уфимца. Включили в неё и пункт о строительстве фондохранилища. Похоже, дело сдвинулось с мёртвой точки, но это обстоятельство не внушает особого оптимизма ветеранам музея.

- Предложенное здание – организм явно чужеродный, уничтожающий уникальность архитектуры особняка стиля модерн, - считает заместитель директора по учетно-хранительской работе БГХМ им. М. В. Нестерова, искусствовед, член Союза художников РФ Валентина Сорокина. – И по концепции, и по цветовому решению, и даже по материалу отделки. Непонятно, почему авторы не сочли нужным учесть наше мнение.

- Я, конечно, видел реконструкцию здания по-другому, - признался архитектор, заслуженный строитель Башкирии Михаил Мазин. – Это совершенно другая архитектурная школа. Проект лишён элементарной гармонии: пристрой резко диссонирует с главным зданием.

- Случайно прилепленное к музею новое здание чужеродно и масштабно подавляет памятник архитектуры, - считает заведующая отделом скульптуры ХХ-ХХI веков Государственной Третьяковской галереи, член-корреспондент Российской Академии художеств Людмила Марц. - Авторы не справились с основной задачей (или вообще не ставили её): создать проект архитектуры XXI века, корректно вписав его в окружающую среду, почтительно подчеркнув историческое, социальное, культурное значение старого здания музея.

«В качестве фона»

- Перед нами стояла конкретная задача: здание фондохранилища, - говорит один из авторов проекта Ильяс Дусеев. – Мы видели это здание простым и лаконичным, несущим чисто утилитарную функцию: это всего лишь «шкаф» для картин. Я в курсе, что сотрудники музея хотели видеть пристрой выдержанным в одном стиле с главным зданием, но мы, авторы, имеем право на свою точку зрения. В ходе многочисленных обсуждений мы выслушали замечания сотрудников музея по поводу внешнего вида здания. Технология и технические параметры (внутренняя планировка и т.п.) с ними согласованы. Концепция здания утверждена главным архитектором города, проект одобрен на градостроительном совете. Надо иметь в виду, что здание фондохранилища – всего лишь «фоновое» строение. В дальнейшем планируется расширение музея в сторону улицы Свердлова (строительство главного здания). В мировой практике много примеров того, как к старинному зданию пристраивается современный модуль, и ни у кого это не вызывает отторжения.

Архитектору можно возразить: в данном случае здание фондохранилища вряд ли можно рассматривать как «фоновое»: в противоположность главному особняку, оно стоит параллельно улице Гоголя и тем самым как бы дублирует красную линию.

- Такое «фоновое» строение надо убирать на второй план, - считает заместитель директора БГХМ им. М. В. Нестерова по науке, искусствовед, член Союза художников РФ Светлана Игнатенко. – Глухой фасад, без окон, без дверей… А ведь назначение здания - не только фондохранилище, там разместятся и административная часть, и выставочные площади. К тому же эта «фоновое» здание варварски доминирует над размером и эстетикой лаптевского особняка.

- Всё новое воспринимается в штыки, - говорит заслуженный архитектор РБ и РФ, член Союза архитекторов РБ, руководитель мастерской Леонид Дубинский. - Вспомним Эйфелеву башню, Лувр, музей Помпиду. Есть контекстуальная архитектура, а есть контрконтекстуальная. Рижские улочки, европейские города и городочки - эклектика, смешение эпох и стилей! И ничего: ходим, умиляемся, получаем удовольствие. Всё воспринимается в развитии, без нового и старое загибается. Должен быть эпатаж! Изюминки! И если это делается талантливо, тогда и классика по-особому играет, и движение времени чувствуется. А так - застой... Кстати, я уверен, что Нестерову этот проект понравился бы. Потому что он - большой художник.

Михаил Васильевич Нестеров, действительно, большой художник, который и в жизни и в творчестве всегда стремился к гармонии. И почему уфимцы, решившиеся, наконец, увековечить память о своём знаменитом земляке, берут на себя смелость пренебречь его эстетическими идеалами? Гармонично ли впишется в такой контекст памятник художнику, который власти обещают установить уже в этом году? Если, конечно, он не будет выполнен в том же «креативном» стиле, что и музейный новодел?

Как нам стало известно, проект Дусеева-Бирюковой-Андрианова одобрен в правительстве республики. Возражения администрации музея отклонены. По имеющимся сведениям, реконструкция начнётся уже в нынешнем году. Пройдёт несколько месяцев – и келейное решение будет воплощено в бетоне и пластике.

Приглашаем неравнодушных уфимцев принять участие в обсуждении этого вопроса.

(Полный текст материала в региональном приложении к газете «Аргументы и факты, №16, 2012).

                                                                                             Светлана ИСТОМИНА

 

Контакт

Памятник М. Нестерову на территории музея. Проект    Ф. Нуриахметова и В. Лобанова.
Памятник М. Нестерову на территории музея. Проект Ф. Нуриахметова и В. Лобанова.