РАЗВЯЗАТЬ ПЕТЛЮ НЕСТЕРОВА

пытается главный и единственный художественный музей республики

 19 мая 2011

– Музей работает, без преувеличения, в экстремальных условиях, – сказала по этому поводу заведующая отделом скульптуры ХХ–ХХI веков Государственной Третьяковской галереи, член-корреспондент Российской Академии художеств Людмила Марц, приезжавшая в Уфу на открытие выставки произведений А. Терегулова и Ф. Нуриахметова. – Нонсенс, что единственный художественный музей в Башкирии испытывает проблемы с выставочными площадями. Чтобы принять ещё одну выставку, он вынужден свернуть постоянную экспозицию.

– А она обязательно должна быть! Ведь именно классика отличает музей от современных галерей, – говорит заместитель директора БГХМ им. М.В. Нестерова по науке, заслуженный деятель искусств РБ Светлана Игнатенко. – Но отказываться от выставок мы тоже не можем: музей должен быть в центре всех художественных процессов. Если, конечно, он позиционирует себя как универсальный культурологический объект.

 С сигнализацией «помог» Куинджи

 На сегодняшний день главный (и единственный) художественный музей республики имеет всего 8 экспозиционных залов площадью 350 кв. метров. За 90 лет фонды Нестеровского пополнились сотнями единиц хранения, а выставочные площади остались практически прежними. Лишь в середине 1980-х по инициативе тогдашнего директора З.Г. Гаянова к семи исторически существовавшим залам был пристроен ещё один зал и возведено двухэтажное здание фондохранилища. Строительство курировал лично первый секретарь обкома М.З. Шакиров. Он без предупреждения приходил на объект, жёстко контролировал работу строителей, и если ему что-то не нравилось, строго внушал: «Ты все-таки музей строишь!»

– Если бы не позиция руководства республики, у нас до сих пор не было бы специального помещения под фондохранилище, – говорит Светлана Игнатенко. – Как не было бы, наверное, замечательных витрин, доставшихся в наследство от эрмитажной выставки «Золотые олени Евразии», и современной системы сигнализации, которую установили, чтобы принять выставку живописи Куинджи из Русского музея. И это при том, что музей им. М.В. Нестерова владеет бесценными коллекциями и организует в год по 12 и более уникальных выставок! Но в силу изложенных обстоятельств мы показываем сегодня не более 1% своих фондов. В то же время в столице соседней республики, с которой мы любим посоперничать, есть Музей изобразительного искусства, экспозиционные площади которого в 11 (!) раз превышают наши. Есть там и филиал Государственного Эрмитажа, и галерея «Хазина», и выставочный зал «Манеж» площадью 500 кв. метров. Не жалуются на тесноту и музеи в других городах-миллионниках. А ведь большинство из них не обладают таким собранием, как наш музей.

 Не «убить» особняк!

 Вопрос реконструкции музея – точнее, пристроя к особняку, возникал неоднократно, и проектов реконструкции было несколько. В очередной раз он возник в декабре 2010 года, в связи с включением музея в Республиканскую адресную инвестиционную программу. Предложенный Министерством культуры вариант проекта предполагает снос здания фондохранилища и возведение 5-этажного корпуса. В нем должно быть практически всё: от хранилищ до выставочных залов. Это прекрасно, но музейщики считают, что пятиэтажка «задавит» своими размерами старинный особняк, а максимум через 10 лет проблема тесноты обозначится снова.

– Музею как воздух нужны не только выставочные площади, но и оснащенное по последнему слову техники фондохранилище, – говорит Светлана Владиславовна. – Каждый год благодаря работе закупочной комиссии Минкультуры (кстати, она есть, кажется, только в Башкирии) фондохранилище «вырастает» в среднем на 100 экспонатов Валентина Мефодьевна Сорокина, главный хранитель музея, работает в экстремальных условиях, делая все возможное и невозможное для сохранности произведений. В идеале все живописные произведения должны висеть на специальных сетках. Сетчато-рельсовая система есть в музеях Омска, Екатеринбурга, Казани – у нас её нет. Поэтому, чтобы отобрать произведения на выставку, надо приложить еще и большие физические усилия – буквально «перелистать» кучу стоящих на полу полотен.

Что же касается здания фондохранилища, оно составляет с особняком прекрасный ансамбль и разрушать его категорически нельзя. Нужно проектировать единый музейный комплекс и строить его поэтапно. В свое время был прекрасный проект: в качестве модуля – наш особняк, и этот модуль повторялся в других зданиях, связанных друг с другом анфиладно. В результате весь квартал до перекрестка улиц Гоголя–Свердлова превращался в остров-музей. Но сегодня ходят разговоры, что у этой территории уже есть хозяин. Значит, ее надо вернуть музею! В Уфе и республике и так нет музеев современного, актуального, традиционного искусства, детской картинной галереи… Школьники, студенты, молодые художники не могут видеть произведений корифеев башкирского изобразительного искусства. О каком полноценном изучении искусства Башкирии может идти речь? В музее нет даже лекционного зала, но есть прекрасные сотрудники, исследователи, просветители. Сколько они публикуют и издают! Наша знаменитая «Музыкальная гостиная» (в музее уникальная акустика, отмеченная в свое время Ириной Архиповой!) «выстраивается» только на время вечера, а ведь она должна быть стационарной! Повторю: Нестеровскому музею нужен комплекс. Почему бы не отдать музею под его ретроспективные экспозиции здание Свердловского рынка? Оно же изначально строилось совсем для других целей. А напротив, через улицу, в здании бывшей гимназии, мог бы прекрасно разместиться отдел графики, во дворе – ещё одно фондохранилище. Совсем как в Москве, в Пушкинском музее на Волхонке! В результате вся улица Гоголя составила бы единое эстетическое пространство и могла бы стать пешеходной! Мечты? Уверена, всё это реально и должно быть!

 Билет для президента

 Тем более что, по мнению сотрудников музея, со сменой президента и назначением нового министра культуры республики период равнодушия со стороны властей и культурного ведомства сменился временем реальных надежд и действий.

– Еще в первые дни работы на посту главы республики Рустэм Закиевич Хамитов вслед за своей супругой посетил выставку работ А.И. Куинджи, – рассказывает Светлана Владиславовна. – Зашел без сопровождения, купил билет, начал осмотр выставки и экспозиции. Был выходной, администрации не было. Разумеется, персонал засуетился, окружил VIP-посетителя, но Рустэм Закиевич, поблагодарив, дал понять: будут вопросы – он обратится. Посмотрев выставку, поинтересовался зарплатами, состоянием музея, приобрел каталоги. Побывал он недавно и на выставке Шагала: опять же в воскресенье, вместе с женой, купив билеты. За 32 года своей работы здесь не припомню, чтобы первые лица посещали музей в частном порядке, и уж тем более покупали билеты. То же можно сказать и в адрес министра культуры Аскара Амировича Абдразакова. Будучи в должности совсем недавно, он постоянно посещает музей: мы уже привыкли к его присутствию на открытиях выставок. С симпатией и участием относится к музею и вице-премьер по культуре Зугура Рахматуллина, которая бывает на наших мероприятиях. Так разве это не реальный повод для уверенности, что вопросы строительства музейного комплекса начнут вскоре решаться на самом высоком уровне?

 Кстати

Где эта улица, где этот дом?

В 2012 году культурная общественность России широко отметит 150-летие со дня рождения М.В. Нестерова. Ожидаются выставки его произведений в Русском музее и Третьяковской галерее. Большую юбилейную программу совместно с Министерством культуры РБ готовит и Нестеровский музей: всероссийская выставка, научно-практическая конференция «Первые Нестеровские чтения», издание каталога и материалов конференции…На этом фоне в очередной раз высветился печальный факт, что в Уфе, кроме музея, к сожалению, мало что напоминает о нашем великом земляке.

– Конечно, любого уважающего себя уфимца это тревожит, – говорит Светлана Игнатенко. – На месте дома, где родился художник, нет даже мемориальной доски. Правда, слышала, что где-то на окраине Уфы есть улица Нестерова... Постановлением мэрии остановка «ЦУМ» переименована в «Музей им. Нестерова», но кто-нибудь об этом знает?.. Почему бы не запечатлеть память художника, так ценившего уральскую природу, в названии парка? Нестеровский парк – звучит! В конце-концов в Уфе, на территории музея обязательно должен быть памятник художнику. И конкурс на его проект должен быть не республиканский, а всероссийский. Но устанавливать памятник необходимо только после строительства первого этапа комплекса. Если установить его сейчас, то перед строительством (надеюсь, оно не за горами) его придется демонтировать.

Следующий год в Башкирии объявлен годом культуры. Думаю, его подназвание – «Год Нестерова» – будет реальным вкладом в увековечение памяти нашего великого земляка.

 

Светлана ИСТОМИНА Башкирское приложение к газете «Аргументы недели» 

Контакт

Памятник М. Нестерову на территории музея. Проект    Ф. Нуриахметова и В. Лобанова.
Памятник М. Нестерову на территории музея. Проект Ф. Нуриахметова и В. Лобанова.